Три колоска для цифровой эпохи?

Строгие российские законы, умягчаемые их неисполнением, принимаются не с целью их исполнения, а для того, чтобы устроить удобную кормушку?

Во времена сплошной коллективизации тридцатых годов прошлого века все крестьяне-единоличники «добровольно» превращались в колхозников. Эта метаморфоза происходила путём лишения их старых атрибутов — крестьяне лишились зерна, которое было передано в колхоз в качестве семенного фонда, рабочего инвентаря, лошадей, коров и даже птицы. Но самое главное, что потеряли крестьяне-единоличники — это земля. Чтобы у них хоть что-то да было своего, им оставили собак, кошек, кое-где домашнюю птицу и немножко землицы для устройства огородика.

Колхозы возглавили приехавшие из города «двадцатипятитысячники» — передовые в идейном плане рабочие из больших промышленных годов. Эти люди не отличались серьёзной рабочей квалификацией, ведь в стране полным ходом шла «сплошная индустриализация», требовавшая, чтобы у станка стояли профессионалы, мастера своего дела, а такого от рабочего места не оторвут и в деревню не отправят. А вот политического агитатора не только можно, но и нужно было отправить подальше, чтобы не мешал квалифицированным рабочим трудиться.

Купить ссылки по технике для продвижения под Google

Агитатору — «двадцатипятитысячнику» положено было агитировать, чем он и занимался. Только одними словами деревенского мужика не проймёшь, а в каждый колхоз взвод стрелков не направишь. Как же было заставить новоиспечённого колхозника выйти в поле? Жизнь в деревне была очень тяжёлой, а труд не нормировался и не оплачивался. За своё усердие бабы и мужики (а зачастую и дети) получали только трудодни, единицы условные, оплачиваемые иногда маленькой частью урожая, а иногда ничем. В обязанности колхозников входило сдавать хлеб государству, и эта обязанность сохранялась до самого конца советской власти, т.е. они были обязаны не прокормить себя и свою семью, и даже целую страну, а именно сдать хлеб государству. Государство себя провозгласило всеобщим кормильцем. Взамен этого колхозник получал право после работы в колхозе кое-что поделать на своём приусадебном участке, узнать из газеты, как хорошо и вольно живётся человеку или послушать по радио, что всё вокруг принадлежит ему.

Седьмого августа тридцать второго года было принято Постановление ЦИК и СНК СССР, в котором оговаривались права государства в деле охраны имущества госпредприятий, колхозов и кооперации и об укреплении социалистической собственности. В народе этот указ был назван «законом о трёх колосках», потому как за несколько сорванных с колхозного поля колосков колхознику грозило суровое наказание. Но могли и не наказать. Ведь на каждое поле милиционера не поставишь и за порядком следили бригадиры и звеньевые. А наказать нарушителя и дать делу ход или не делать — это решал председатель колхоза. Такие полномочия давали в руки председателя правления колхоза реальную власть, так как не было таких колхозников, которые хотя бы раз не попытался прихватить жменю зерна с колхозного поля или кружку молока от колхозной коровы для своих голодных детей. А в деревне тридцатых годов другого молока, кроме колхозного, не было. И чтобы откупиться от лагеря шли на поклон к председателю и несли ему самогон, а некоторые откупались женой или дочкой. Все должны были быть покорными, а непокорных ждала плачевная участь. Так указ «о трёх колосках» укреплял вертикаль власти.

После разрушения советского строя последовал развал коллективизации не только в сельском хозяйстве, но и в других отраслях экономики. Колхозников наделили паем, рабочих — акциями родных предприятий. Интеллигенция получила возможность смотреть, слушать, читать всё, что только можно. Результатом всех дальнейших событий стало то, что земельные паи и крупные пакеты акций были распределены между пятью процентами населения. У бывших колхозников не стало ни земли, ни колхозов, у рабочих — акций, а в большинстве случаев и работы, интеллигенция превратилась в «бюджетников», которых стали нещадно сокращать, т.е. ликвидировать, как в годы коллективизации — кулаков. Сокращалось число врачей, учителей, вузовских преподавателей и других нахлебников государственной казны.

А теперь нас хотят полностью лишить нас возможности читать, что читается и смотреть, что смотрится. В третьем, заключительном чтении Госдумой принят закон, который направлен на усиление охраны авторских прав. Этот законопроект был поддержан 408 голосами, один голос был против. Теперь те, кто занимается «бытовым пиратством» (в т.ч. в сервисах по ремонту компьютеров) могут быть наказаны штрафом до пяти миллионов рублей или заключением на два года. Можно конечно утешать себя тем, что этот строгий закон будет умягчён его повсеместным неисполнением. Но закон принимается не для того, чтобы он исполнялся, а для того, чтобы держать всех потенциальных нарушителей под контролем и кормиться их «соками». Ведь к каждому не приставишь проверяющего, а значит, проверять будут избирательно и, в основном, тех, с кого можно что-то поиметь. Кроме того, теперь можно будет контролировать непокорных. К таким могут прийти домой и проверить, что содержит жёсткий диск его компьютера. Если обнаружат нелицензионную запись, то могут посадить, а если не найдут, то просто узнают, что человек хранит на диске.

 

1 star2 star3 star4 star5 star (ОЦЕНИТЬ!)
Загрузка...
Прочее
Комментировать!

Автор: Артем Парасочка

Артем Парасочка
Администратор сайта. Увлекаюсь сайтами, SEO, яблочной продукцией, облаками и немецкими автомобилями. Люблю все синхронизировать и оптимизировать. Окончил ТГПИ.